История запорожской журналистки, которая две недели находилась в плену

Российские солдаты продолжают хозяйничать в оккупированных населенных пунктах Запорожской области. Они всячески пытаются подавлять местных жителей и давить на них. А тех, кто не подчиняется – похищают. Далее на zaporizhanka.

Обычно в плен берут активистов, военных, местных депутатов, журналистов и других людей. В плену они пытаются всячески «перетащить» человека на свою сторону. Если она отказывается, они просто пытают.

В плену побывала запорожская журналистка Ирина Дубченко. Она работает корреспондентом УНИАН, и была похищена из собственного дома в поселке Розовка. О своем пребывании в плену журналистка рассказала ИМИ.

Ирина жила в деревне и ухаживала за своей парализованной бабушкой. Потом женщина у себя дома скрывала раненого украинского защитника, из-за чего она провела в плену две недели. Сдали журналистку оккупантам односельчане.

Как рассказывает Ирина, до 3 марта Розовку контролировала Украина. А потом в населенный пункт зашли солдаты так называемых ЛДНР.

По ее словам, в местной больнице до 3 марта был госпиталь, где лечили украинских защитников. Бойцам помогали, готовили еду. Уже 1 и 2 марта в поселке взорвали военные склады, а на следующий день начались ожесточенные бои, которые продолжались в течение суток. Все те, кто был неподалеку от больницы, быстро поехали в Мариуполь, поэтому в поселок смогли войти оккупанты.

Сокрытие раненного бойца

Уже 3-4 марта в селении ездила российская военная техника. Исчез свет и мобильная связь.

“Стало ясно, что я уже не уеду. Хорошо, что дочь была с мамой, которая буквально перед войной забрала ее, потому что имела возможность провести с ней время. Так мы с бабушкой провели почти две недели. А 12 марта я узнала, что в поселке скрывается раненный украинский военный, – говорит журналистка.

Также она говорит, что несмотря на то, что в поселке под дулом автомата провели псевдореферендум, чтобы присоединиться к ДНР, все равно местные жители ежедневно ждут освобождения от оккупантов.

У журналистки были дрова для отопления дома, еда, лекарства, поэтому решили забрать военного к себе. Военному Сергею пули попали в ногу и плечо, у него были сломаны пальцы на ноге и осколок застрял в стопе.

Они делали все возможное, чтобы помочь раненому солдату. Через две недели мужчина уже начал постепенно становиться на ногу. Через несколько дней его должны были вывезти из Розовки. Однако на блокпосту оккупанты заставляли всех молодых мужчин раздеваться и проверяли, нет ли у них ранений. Ирина уже придумала, как можно замаскировать военного, для этого потребовалось немного времени. К сожалению, оккупанты пришли раньше. Женщина потом узнала, что ее сдали односельчане.

“Это было 26 марта. Я сказала, что это мой муж, но они закрыли мне рот, раздели его, увидели ранения и забрали его. Я просила его отпустить, предлагала все золото, что имела, деньги, но они меня не слушали. Я настаивала, что хочу увидеть его. Они согласились и сказали садиться в машину. Я села, в чем была, и все”, – вспоминает журналистка.

Две недели в плену

Женщину отвезли в комендатуру в Донецкую область в Никольское. Там она в последний раз увидела военного, который временно жил у нее. Затем ее отвезли в райотдел, где устроили допрос. Они у нее выспрашивали информацию, где оружие, есть ли партизаны, кто из людей против ЛДНР. После этого ее посадили в камеру, где находились 16 мужчин. Затем туда посадили еще двоих мужчин, один из них был ранен.

Ирина призналась, что две недели провела в подвале. Иногда оккупанты развлекались: они выводили кого-то одного в коридор и сверху выпускали автоматные очереди.

«Меня называли исключительно «айдаровкой», говорили, что внесли в базу данных в раздел «особо тяжкие преступления», в частности, «содействие терроризму». Планировалось, что меня отвезут в Донецк, а затем в россию, где меня ждал суд по статье с приговором от 7 до 15 лет”, – рассказала Ирина.

Оккупанты не знали, что Ирина журналистка, она всячески пыталась эту информацию не выдать. Сейчас Ирина не может сказать, по какой причине ее отпустили. Это она скажет только после победы Украины.

“Меня просто вызвали из камеры со словами “Айдаровка, выходи!”. Следователь спросил, сколько я здесь, еще раз взял отпечатки пальцев. Мне отдали мои вещи, включая золотые серьги, и сказали, что я свободна. На прощание порекомендовали больше не попадаться, потому что второго такого шанса не будет”, – рассказала Ирина Дубченко.

Ирину вывезли на блокпост, а затем в Новоазовск. Пленники самостоятельно добирались домой.